В связи с обновлением сайта некоторые разделы могут быть недоступны или некорректны Переходите по этой ссылке ознакомиться с нашим НОВЫМ САЙТОМ!!!
Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

+
О нас Деятельность заповедника Научный отдел Публикации

Борис Павлович Колесников

Борис Павлович Колесников – известный специалист в области лесоведения, ботанической географии, геоботаники был одним из первых исследователей, кто внес огромный вклад в изучение растительного мира Сихотэ-Алинского заповедника.

Профессор, член-корреспондент АН СССР и Заслуженный деятель науки РСФСР, Борис Павлович всю свою жизнь посвятил изучению лесов Дальнего Востока и Урала. Средний Сихотэ-Алинь и особенно Тернейский район занимали в его жизни особое место. Здесь начинал он свои исследования, сюда возвращался, мечтал приехать и в одну из последних своих экспедиций. В 1979 году уже из Симферополя, где прошли последние годы Бориса Павловича, в одном из писем, отправленных на Дальний Восток, он пишет: «Сообщите, как прошла экскурсия в родной мне Сихотэ-Алинский заповедник, что и где показали хозяева, как вообще живет он и что делает для науки…»

Детство и юность Колесникова прошли в Приморье. А увлечение химией и любовь к дальневосточной природе привели его на сельскохозяйственный факультет Дальневосточного лесотехнического института. Первые яркие впечатления о лесах среднего Сихотэ-Алиня Борис Павлович получил, побывав в Тернейском районе в качестве студента-практиканта зимой 1930 года.

По окончанию учебы и службы в рядах Красной Армии Колесников был зачислен в аспирантуру, но по собственной инициативе год проработал в Тернейском леспромхозе, чтобы набраться практического опыта и собрать материал по аспирантской теме. Будучи в должности помощника директора по лесохозяйственной части, Колесников выполнял работы по обследованию лесного фонда, инспектированию лесозаготовок и одновременно закладывал пробные площади и собирал гербарий местной флоры. Неоднократно им был пройден путь вдоль побережья по береговым тропам от бухты Джигит на юге до бухты Нахтахэ на севере.

Уже работая во Владивостоке в Дальневосточном филиале Академии наук СССР, летом 1935 года Колесников вновь отправляется в Тернейский район в составе экспедиции, организованной  «по договору с только что утвержденным Сихотэ-Алинским заповедником». Его спутниками по экспедиции стали известные впоследствии ученые: зоолог Юрий Салмин, энтомолог Алексей Куренцов и др. Во время экспедиционных работ учеными была детально обследована растительность восточной части Сихотэ-Алинского заповедника, а также прилегающие к ней территории.

Интересные сведения об этой экспедиции, необыкновенной увлеченности ученых своим делом и ценности полученных материалов можно прочитать в научно-популярной книге А.И. Куренцова «Мои путешествия». Результаты же научных исследований были отражены в отчетах и публикациях. Так отчет Колесникова, датированный 1936 годом (он хранится в научной библиотеке заповедника) вошел в первый выпуск Трудов Сихотэ-Алинского заповедника. В предисловии издания говорится о том, что растительность средней части хребта Сихотэ-Алинь «научное освещение получает впервые, что является импульсом для дальнейшего углубленного познания растительности этой интересной в научном отношении и очень важной в народохозяйственном отношении части хребта Сихотэ-Алинь».

Одна из итоговых работ ученого Колесникова за 1936г., монография «Растительность восточных склонов среднего Сихотэ-Алиня», представляющая первое описание растительного покрова территории, стала для ботаников и лесоводов разных поколений классической. Колесников отметил, что «ни северному, ни южному Сихотэ-Алиню не свойственны то разнообразие растительного покрова и его контрастность, какие наблюдаются в среднем Сихотэ-Алине».

В 1937 году Борис Павлович участвовал в работе еще одной экспедиции, направленной в Тернейский район в верховья реки Такема (Кема) для обследования высокогорной растительности этого района. Здесь им были собраны коллекции дереворазрушающих грибов–гименомицетов, мхов, лишайников, написаны очерки о термо-минеральных источниках Тернейского района и горных озерах Сихотэ-Алиня, о флористических находках и вечной мерзлоте.

Колесников утверждал, что «и на Сихотэ-Алине, в пределах его высокогорной части, вечная мерзлота существует, подобно тому, как она существует на вершинах Памира, Армении, Южного Урала». Он пишет о важности специальных мерзлотных исследований, могущих дать данные «о прошлой истории Сихотэ-Алиня и его растительности», а также и о современном состоянии южной границы вечной мерзлоты в пределах СССР».

В последующие годы Колесников участвовал в экспедиционных работах по Хабаровскому краю, Приморью, Приамурью, собирая обширный материал по растительности Дальнего Востока. Особую известность ученому принесла монография «Кедровые леса Дальнего Востока». Всего им опубликовано около 250 работ. С середины 50-х Колесников уже работал на Урале, а последние годы ученого прошли в Крыму, где он преподавал в Симферопольском университете.

По воспоминаниям коллег Бориса Павловича, его друзей и архивным материалам мы можем узнать больше человеческих качествах известного ученого, которые позволили ему сделать так много. Вот как вспоминает первый таежный маршрут с Колесниковым его ученик, лесовод В.А. Розенберг. «Летом 1946 г. состоялся наш первый совместный выезд в лес. Он был недолгим, но памятен прежде всего тем, что никогда больше за столь короткий срок я не получал такого объема знаний и навыков. Ни в движении на маршруте, ни на перекуре, ни на ночном привале Борис Павлович не упускал возможности передать свой опыт, навыки научного коллекционирования, принципы и методы организации исследований. Делал он это настойчиво, но не навязчиво, с большим тактом и простотой, за которыми стояли широкая эрудиция и беззаветная увлеченность своим делом».

Неприхотливость и выносливость в полевых условиях были также неотъемлемыми его чертами. Тяготы маршрутов и бивачные работы Борис Павлович делил наравне со всеми. В тяжелые времена конца 1940-х годов он очень заботился о быте и снабжении сотрудников, нередко в ущерб себе.

Инна Алексеевна Флягина, в прошлом старший научный сотрудник заповедника, лесовод, особенно углубленно занимавшаяся кедровыми лесами среднего Сихотэ-Алиня и отдавшая любимой работе в заповеднике около 35 лет, вспоминала Бориса Павловича с особой теплотой. Она считала его не только своим научным консультантом, но и учителем: «Считаю, что мне очень повезло в жизни. И в детстве, и в юности и в зрелом возрасте жизнь сталкивала меня с людьми, много сделавшими для нашей Родины. Один из самых светлых образов, который сохранится в памяти до конца моих дней, – образ Бориса Павловича Колесникова. Его образ, мысли так прочно связаны со всей моей работой, что кажется, будто я знала его всю жизнь».

Борис Павлович помогал всем, кто к нему обращался, заботился и опекал своих аспирантов, советуя «в выборе темы, обсуждении плана исследований и отдельных частей работы, автореферата и подготовленных статей».

Значительная часть исследований Б.П. Колесникова связана с высокогорными экспедициями. Высокогорья труднодоступны, но по-прежнему очень интересны для исследователей. Как и в прежние годы совершаются экспедиции в высокогорные районы Среднего Сихотэ-Алиня. А ученые, побывавшие на Кемском, или как его чаще называют Озерном плато, других уголках нашего заповедника, очарованные величием и красотой природы оставляют нам еще и замечательные стихи, которые дают почувствовать романтику таежных странствий и радость научного поиска, которые наверняка очень необходимы каждому настоящему натуралисту исследователю.

Озерное плато ничем не богато…

Не сваришь здесь мяса на жарком костре…

Нет рыб и амфибий, и гадких рептилий,

И низкая плотность всех птиц и зверей.

Но странно, что плато горами не сжато,

А гордо взирает на всех с высоты,

С полутора тысяч над уровнем моря

Чудесные виды откроешь здесь ты.

 

Дорога простая, от края до края

Везде километров всего полтора…

Куда ни пойдем мы, куда ни свернем мы–

Навстречу все та же родная гора…

И вдруг перед нами изюбрь с рогами…

Таких чудаков не увидишь нигде,

Он, бедный, не знает, что кроме болота

И этого плато есть мы на Земле.

 

И солнце-светило вдруг нас одарило…

Такое открылось с высоких вершин!!!

Ни Шишкин, ни Рерих, ни Кент не писали,

И, знать, не видали подобных картин.

Красоты природы должны для народа

Быть вечно живыми, как память любви,

 

Души человека, истории века,

А вовсе не память лишь тех, кто сгубил…

На нашей планете есть малые дети.

И мы все в ответе за цельность картин.

 

И чтобы жить чище, мудрее и выше,

Нам надо почаще

Смотреть мир с вершин!!!

(Е. Смирнов)

 

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

Подменю